Главная Общество Церковь в Симе
10.11.2012
Просмотров: 2267, комментариев: 0

«В золочёной церкви нас с тобой венчали…»

Церковь в Симе

Слова этой замечательной песни вспоминаешь всякий раз, глядя на отливающие позолотой луковицу и маковки симского во имя святого великомученика Димитрия Солунского храма, отмечающего в эти дни свой 250-летний юбилей.

Просматривая недавно документы школьного музея, встретил тоненькую папочку с материалами о симской церкви. Прочитал. И ужаснулся вкравшейся туда вопиющей неточности. Запись, в частности, гласила: «Самая первая церковь в Симе, о которой дошли сведения, сгорела в 1774 году. Почти столетие в Симе не было церкви. Новый храм был построен лишь в 1850 году».

Не спешите осуждать автора за столь грубую, но неумышленно допущенную ошибку. Ведь точных архивных сведений о церковной архитектуре 18-19-го веков в регионе мало, и они не всегда доступны даже специалистам от науки. Что уж говорить о школьных преподавателях. Удивляет только одно: как автор музейной записки мог хоть на мгновение допустить, что в те времена в большом посёлке Сим, являвшем собой центр горнозаводского округа, якобы около 80 лет не было православного храма… Просто поразительно! Попробуем же разобраться в этом непростом вопросе, опираясь на все имеющиеся в нашем распоряжении источники.

На день сегодняшний известно, что симская каменная во имя святого великомученика Димитрия Солунского церковь, действительно, самая старая в Ашинском муниципальном районе. «И даже в области!» — утверждает челябинская журналистка С. Бацан в публикации «Вечный зов» (см.: «АиФ-Челябинск», № 37, 2012 г.). Выстроена церковь была (по данным вышедшей в 1899 году в Уфе книги И.Е. Златоверховникова «Уфимская епархия») в 1760-1762 гг. на средства основателей Симского завода И.Б. Твердышёва и И.С. Мясникова. О наличии каменной церкви в Симе в тот период свидетельствуют и руководители двух натуралистических экспедиций П.С. Паллас и И.И. Лепёхин, посетившие Симский завод в 1770 году. Вот, например, какую запись от 19 мая того года оставил в своих путевых дневниках П.С. Паллас: «Дворы, принадлежащие заводским людям, лежат на левой стороне реки Сим, ниже плотины, выстроены и разделены на правильные улицы, числом до 160. Около молотовых оставлено пустое место, на коем стоят нововыстроенная каменная церковь, не худой жилой деревянный господский дом с садом и заводская контора». А вот показания другого путешественника, будущего академика и друга М.В. Ломоносова Ивана Ивановича Лепёхина, побывавшего в Симе 19-20 августа 1770 года: «…на Симском заводе чугуну не плавится, но привозят оной или с Катавского или Юрезенского завода. Но ныне по обыскании в окружности руд, строится и для выплавки чугуна доменная с одною домною, так же как и изрядная каменная церковь» (орфография 18-го века).

А что же деревянная? Была ли она в Симе? Сведений о ней, к сожалению, не сохранилось. И лишь простая логика размышлений подсказывает: строительство любого южноуральского завода в 18-ом веке начиналось с возведения плотины и, практически одновременно, церкви. Это позволяет предположить, что уже в 1759 году в Симе была построена небольшая деревянная церквушка, замышлявшаяся горнозаводчиками как временная, пока параллельно строилась основательная, каменная. Не могли же набожные крепостные переселенцы три года обходиться без религиозных треб! С введением в 1762 году в строй действующих каменной церкви, деревянная, очевидно, перешла в разряд часовни.

Почему вновь выстроенный в Симе каменный храм был назван Дмитриевским? Может быть потому, что освящение его состоялось в день памяти великомученика Димитрия Солунского, 8 ноября (по новому стилю). Но есть и другая версия: дом—особняк И.С. Мясникова в Москве находился как раз напротив церкви Димитрия Солунского (это угол Тверской улицы и Страстной площади), прихожанами которой были И.С. Мясников и всё его семейство. В память об этом горнозаводчик пожелал дать такое же название и храму, построенному на далёком от Москвы Южном Урале. Возможно, правильными являются оба предположения.

В мае 1774 года, во время захвата Симского завода мятежной командой пугачёвцев под руководством Салавата Юлаева и его отца Юлая Азналина, Дмитриевский храм подвергся осквернению и сожжению. Сгорела и предшествующая ему деревянная церковь, как впрочем, и большая часть заводских построек и крестьянских дворов. Во время осады был убит в числе десятков других симчан и первый священник храма отец Симеон Львов, организовавший сопротивление бунтовщикам.

После восстания, в 1774-75 гг. церковь была «починкою исправлена». Но коренной реконструкции подверглась значительно позже – в 1820-21 годах, согласно прошению в Оренбургскую духовную консисторию владелицы заводов Симского горного округа полковницы И.И. Бекетовой (урождённой Мясниковой) и на её средства. Автором утверждённого архитектором Оренбургской губернии Щербаковым проекта перестройки церкви выступил Ефим Герасимович Малютин, один из талантливых учеников великого московского зодчего Матвея Фёдоровича Казакова. В то же время, при сопоставлении полученного из Российского государственного исторического архива проектного рисунка, выполненного Е.Г. Малютиным, с фотографией храма, сделанной в 1902 году (в момент подъёма на звонницу нового большого колокола «Благовест»), обнаруживается существенное их несоответствие. Это говорит о том, что мастера и кураторы реставрационных работ в 1820-21 гг. по каким-то неизвестным пока нам причинам вынуждены были отступить от первоначального творческого замысла Е.Г. Малютина. Но сей факт вовсе не умаляет архитектурных достоинств Дмитриевского храма.

После устройства нового иконостаса и святого престола церковь вновь была освящена в 1872 году. В таком виде она и дошла до рокового 1929 года, до своего закрытия большевиками. А дальше… Дальше церковная летопись, действительно, превращается в один сплошной некролог. В начале 1930-х годов воинствующими атеистами посёлка были полностью разрушены колокольня и купол церкви. Из оставшегося «обрубка» власти сделали пожарное депо. В годы Великой Отечественной войны здесь разместили заводскую столовую, а в последующие десятилетия усечённое помещение церкви было превращено в склад отдела снабжения… Лишь осенью 1990 года здание храма власти вернули прихожанам по их многочисленным требованиям. «И к Пасхе 1991 года, — свидетельствует староста прихода Л.Н. Гаврилова, — мы уже служили первую службу. Правда, без священника, как могли, пели хором и читали молитвы с бабушками».

В 2010 году благодаря финансовой и материальной помощи ОАО «Агрегат» над крышей Дмитриевской церкви взметнулся ввысь ансамбль из шести небольших куполов: центральной луковицы и пяти маковок, увенчанных позолоченными крестами, что придало зданию более привлекательный и узнаваемый для православного храма вид. Однако полное его восстановление (строительство звонницы и большого купола) – дело будущего. На это очень надеются и прихожане, и нынешний настоятель храма отец Павел, один из самых молодых священников Челябинской области.

Как известно, в досоветский период влияние церкви на прихожан было огромным. Церковь для них была всем: и Домом Божьим, и загсом, и местом, где умиротворялись душевные страсти и невзгоды. С церкви (с регистрации и обряда крещения) начиналась жизнь человека, в церкви (заупокойной панихидой) и заканчивалась. Здесь исповедовались и причащались, молились и венчались, скрепляя узы бракосочетания перед святым алтарём.

— А как в наши дни, — спрашиваем батюшку, — стремятся ли молодые пары к обряду венчания?

— Да, слава Богу, обряд церковного венчания вновь возвращается в приходы, — констатирует отец Павел. – И представьте себе: венчаются не только молодожёны, но даже супружеские пары пожилого возраста. Недавно, например, кольцами в нашей церкви обменялись супруги Прасковья Георгиевна и Николай Александрович Волковы, отметившие так «золотой» юбилей супружеской жизни. И нас это очень радует, что православные традиции потихоньку возрождаются среди симчан, — заключает священник.

Николай Пудовкин

Фото Ирины Жигар



Уважаемые читатели!

По требованию российского законодательства, комментарии проходят премодерацию. Мы не публикуем сообщения, содержащие мат, сниженную лексику и оскорбления, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Не допускаются сообщения, призывающие к межнациональной и социальной розни.

Комментарии

Реклама