Главная Невыдуманные истории Осенние улыбки судьбы
06.10.2012
Просмотров: 1553, комментариев: 0

Осенние улыбки судьбы

Да, они не признавались друг другу в любви, не говорили высокопарных фраз, а просто бережно относились к возникшему между ними душевному теплу.

Когда у Петра Ивановича ушла в мир иной жена, с которой рука об руку шли более 50 лет, все вокруг померкло.

— Родители наши жили очень дружно. Папа был старше мамы на восемь лет, — рассказывает старший сын.

— Любили помечтать, как в глубокой старости будут ухаживать друг за другом. Мама почти и не болела. Все случилось как-то вдруг… Отец, опустошенный, не находил себе места. Мы звали его к себе, но он говорил, что будет коротать век один.

Утром вставал, пил чай и уходил из опустевшей квартиры.

— Казалось, что стены просто раздавят меня, — вспоминает Петр Иванович. — Долго гулял по городу, шел в лес. Первое время даже с друзьями старался не встречаться. Вечером, уставший, возвращался домой. Что-то готовил себе на скорую руку и ложился спать, но сон не шел. Мысли будоражили душу. Вставал, ходил по комнатам, снова ложился, забывался в коротком сне и вновь бежал из пустой квартиры. А вернее — от самого себя.

— Жизнь не закончилась, Петя, — как-то сказал ему друг. — Одному тяжело. Давай мы тебе невесту найдем.

— Смеешься, Иван? Мне 80 лет. Какие невесты в этом возрасте?

— Самые обычные. Тебе под стать.

— Может, мне на танцы начать ходить?

— Отсталый ты человек. Теперь нет танцев - дискотеки сейчас. Но это уже не для нас. Бабка моя с подругой своей тебя хочет познакомить. Она недавно третьего мужа похоронила. 78 лет ей, но женщина статная. Даже не подумаешь, что в годах.

— Мальчишка я что ли, чтобы знакомиться, — упирался Петр Иванович.

— Ох, и упрямый ты, — в сердцах сказал друг. — Для тебя же стараюсь.

— А ты не старайся, как-нибудь один проживу.

— Вижу я, как один ты живешь. Хлеба в доме даже нет.

Друг ушел, а Петр Иванович остался со своими мыслями. Через неделю Иван Сергеевич позвонил и пригласил на чай.

— Моя пирогов напекла. Приходи.

И Петр Иванович отправился в гости. Когда зашел в комнату, сразу все понял, но отступать было уже некуда.

— Так мы и познакомились с Еленой Викторовной, — рассказывает он. — Прямо скажу — женщина видная. Мне она сразу понравилась. Вот только говорунья, каких поискать. Наверное, намолчалась после смерти мужа. Дети, как и у меня, живут в других городах. Приезжают редко. Попили мы тогда чай, поговорили, и пошел я ее провожать. Договорились утром вместе на прогулку идти.

Погуляли недельку, а потом Петр Иванович пригласил Елену Викторовну домой. Как женщина хозяйственная, увидев неухоженную квартиру, она тут же взялась за дело.

— Где ведро, тряпки, швабры?

— Я сам все сделаю.

Но она уже нашла все, что нужно, и ловко взялась за дело, время от времени отдавая команды: убери, вытряхни, принеси. Петр Иванович делал все безропотно. И вскоре жилище сверкало чистотой. А у Елены Викторовны уже подошло тесто, которое она между делом поставила. Еще через час запахло пирогами. Они пили чай, разговаривали и не заметили, как наступил вечер.

Четвертый год они вместе.

— Первое время никак не мог привыкнуть, что она без умолку говорит, — улыбается он счастливо. — А теперь, когда уходит куда-то без меня, дождаться не могу. Даже подумать не мог, что в 80 лет судьба преподнесет такой подарок и я не буду коротать век один. Мне снова хочется жить и не думать о возрасте.

Расцвела и Елена Викторовна. Она постоянно покупает себе наряды, следит за прической. Возраст словно отступил.

Закончила рассказ о Петре и Елене, вспомнила другую историю и вдруг поняла, что они в, общем-то, похожи. Наверное, с возрастом люди начинают по-особому ценить отношения. Судите сами.

Когда Владимир Сергеевич остался один, дети переживали, что скоро потеряют и отца. Настолько безутешен был он в горе своем, ведь 45 лет жили вместе. Казалось, что все было только хорошо, хотя, как в любой семье, ссорились и обижались друг на друга. Но за почти полвека настолько срослись, что одной половинке удержаться на плаву оказалось очень сложно.

Шли месяцы, а горе не отпускало Владимира Сергеевича. И он заболел, да так, что пришлось лечь в больницу. Однажды в палату вошла женщина.

— Володя, не узнаешь меня? — просила она.

— Нет.

— В школе вместе учились. Ты в седьмом классе, а я — в девятом. Нравился ты мне тогда, но мы же для вас старухами были. Вы на нас внимания не обращали.

— Как зовут-то тебя? И зачем пришла?

— Мария Ивановна. Можно Маша. А пришла навестить тебя. Слышала, жена умерла. Один ты остался. Плохо одному, по себе знаю.

Они вспоминали школьные годы. Рассказывали друг другу о своих семьях. — Завтра опять приду, если хочешь.

— Приходи. Сердце ты мне согрела воспоминаниями.

Она пришла и на другой, и на третий день. Он быстро пошел на поправку. Выписался, пришел домой и затосковал. Когда зазвонил звонок, очень обрадовался, словно уверен был, что это опять она.

— Не надоела? — спросила Мария, входя в квартиру.

— Нет. Я очень рад. Сейчас чай поставим. Посидим, телевизор посмотрим.

Мария Ивановна осталась жить в его квартире. Но пришло время сообщить об этом детям.

— Что сын с невесткой скажут, - переживал Владимир Сергеевич. — Вдруг не поймут нас, стариков, осудят. Скажут, что память матери предал.

— Давай не будем таиться и сами к ним сходим.

— Ох, не знаю. Невестка у меня… Да и сын не поймет.

— Пошли прямо сейчас. Сначала к твоим, потом — к моим.

И они отправились в гости. Против всех ожиданий, именно невестка первой одобрила их союз.

— Хорошо, что ты, тетя Маша, сделала первый шаг, — сказала она. — Отец просто воспрял духом. Мы теперь за него спокойны. Дай Бог вам подольше прожить вместе.

Ничего против не имели и дети Марии Ивановны.

— Мама, каждый имеет право на счастье. В любом возрасте, — говорила дочь, обнимая Марию за плечи. — Дядю Володю мы знаем давно. А главное, что вам вместе хорошо. Не надо стесняться своих чувств.

Мария и Владимир облегченно вздохнули. Начался отсчет их совместной жизни.

Нина ЧАЛОВА



Уважаемые читатели!

По требованию российского законодательства, комментарии проходят премодерацию. Мы не публикуем сообщения, содержащие мат, сниженную лексику и оскорбления, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Не допускаются сообщения, призывающие к межнациональной и социальной розни.

Комментарии

Реклама