Главная Культура и искусство Наследница русской культуры
07.09.2013
Просмотров: 1092, комментариев: 0

Наследница русской культуры

Двери нам открыла хрупкая женщина, в которой невозможно было угадать пекаря с многолетним стажем работы. Жительница села Биянки Клавдия Кирилловна Макарова вместе со своими коллегами 18 лет пекла хлеба в небольшой местной пекарне.

Вглядываясь в нынешний сельский пейзаж, можно с трудом осознать названные Клавдией Кирилловной цифры. Когда-то Биянка и прилегающие к ней  многочисленные организации и производственные площадки нуждались в огромном количестве хлебобулочных изделий.

— Все ведь было ручное, — вспоминает о трудовых буднях Клавдия Кирилловна. — И дрова кололи, и тесто месили сами, и воду таскали на коромысле. Хлеба много брали, он же дяшевый был: второй сорт — 17 копеек, белый — 31 копейка. Хлеб как ребенок, надо яму тепло, надо хорошие дрожжы... Щас, конечно, дрожжей насыпят, и хлеб готов. Тада делали сначала заварку: муку обдавали кипятком, в кадушку накладали, замешивали. Поднимали дрожжы — шапкой, через кадушку аж. Потом заливали в теже (большое корыто). Утром заведашая приходила, заливала туда 12 ведер воды, делала опару, а мы потом месили. Тежу ставили на заголовок. Адская работа, адская …

Клавдия Кирилловна и абориген, и одна из старожилов села. Всю свою жизнь она прожила в Биянке. Сейчас ей идет 75 год. Практически впервые из ее уст я услышала знаменитый биевский выговор — напевный, с использованием старорусских слов и говора. Как гласит источник, колоритный диалект сложился в селе в связи с особенностью происхождения населения Биянки. В свое время крепостных крестьян в дремучие уральские леса привезли из Калужской губернии. Спустя два столетия разговорный язык жителей Биянки практически не изменился.

 Еще Клавдия Кирилловна знает много старинных песен, которые запомнила еще в детстве. Частенько к ней заглядывают краеведы, фольклористы и исследователи народной культуры, выспрашивая, фиксируя и записывая уникальные песни и особенную биевскую манеру их исполнения, восстанавливая страницы истории деревни. Вот и для нас Клавдия Кирилловна спела несколько куплетов.

— Почему все песни такие грустные? — озадачилась я, услышав несколько песен, неизменно оканчивающихся безвременной кончиной действующих в песне лиц или расставанием влюбленных.

— Так ведь жизнь-то была тяжелая, поэтому и песни такие, — ответила Клавдия Кирилловна и поведала невеселую историю своей большой семьи, жившей в Биянке с незапамятных времен. 

— Тятя мой в восемь лет остался сиротой, — пустилась в рассказ собеседница. —  Был сплав, сплавляли бревны, и был затор не по нашей речке, а по другой — Бия называлась. И вот… Дед был крупный, здоровый… Как сказать? Были, которые за спины прятались, а он всегда передОм, вот и пошли, он и еще один мужик, затор разрубать. И вот как одно-то бревно разрубили, сразу бревны пошли, и деда-то с его напарником подмяло. Одного-то сразу нашли, а деда сорок дней не находили. Потом нашли, была я на том месте, называется «Морозко» или «Подкамень».

Вела рассказ Клавдия Кирилловна о том, что «баба» осталась беременной с четырьмя детьми, о страданиях семьи в период нагрянувшей в деревню Октябрьской революции, о многотрудной жизни селян.

— Тятя очень был трудолюбивый, дома строил, столярил — все-все своими руками делал, — неспешно говорит Клавдия Кирилловна. — Всему нас научил: шить, вязать, вышивать, прясть и считать. Мама только чугуны вытаскивала для сямьи — на такую-то ораву надо было наварить!.. ДрУженники они были — из дома никого не выпустят, чтобы не покормить. Тятя сказывал: «Ребенок родится — хлеб на него рОдится».

И действительно семья была большая — всего родилось четырнадцать детей. Выросли и стали взрослыми десять. Сейчас уже ушли из жизни четыре сестры Клавдии Кирилловны, четверо здравствуют в Биянке, брат живет в Аше, и одна сестра — в Киеве.

Сама Клавдия в семнадцать лет вышла замуж. Собственный дом с мужем строили, как говорится, своими руками. Мебель для новых комнат тоже мастерил муж сам. И сейчас в светлой и солнечной комнате стоят эти предметы обихода, украшенные вышивками ручной работы. Все делала Клавдия Кирилловна сама: пряла, ткала, вышивала.

— Как же вы все успевали? Ведь и работа тяжелая, и полный двор скотины — всех надо досмотреть, — в очередной раз удивилась я, разглядывая многочисленные салфеточки и картины, вышитые крестиком.

— Успевали, — задумавшись, ответила моя собеседница. — И троих сыновей вырастили, и пятерых внуков, и правнуков уже двое.

И сейчас, несмотря на преклонные годы, в ее доме безупречный порядок, как-то необыкновенно светло (так играет солнце только в деревенских домах) и уютно. В этом доме часто бывают гости. Вот и в момент нашего приезда здесь тоже прибывали «знакомцЫ», отправившиеся бродить по окрестным просторам Биянки. В момент нашего расставания к воротам дома подъехала машина, и Клавдия Кирилловна, отправив нас восвояси, пошла приветливо встречать новых посетителей.

 

Инна ЗЕЛЕНЕВА

  • В этой пекарне К.К. Макарова и ее коллеги пекли знаменитый биевский хлеб


Уважаемые читатели!

По требованию российского законодательства, комментарии проходят премодерацию. Мы не публикуем сообщения, содержащие мат, сниженную лексику и оскорбления, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Не допускаются сообщения, призывающие к межнациональной и социальной розни.

Комментарии

Реклама